Отрочество

Переезд.

Итак, время шло, я рос и к 7 месяцам я уже был 44см в холке. Все мои братья и сёстры уже жили в новых, приёмных, семьях и только я всё ещё ждал человека, которому мог бы подарить свою любовь и преданность. Но, увы! Правда, я не очень расстраивался. Мне нравилось жить в питомнике вместе со своей мамой, другими сёстрами, с семьёй мамы Руты. Но вот однажды.....

  Меня помыли, подстригли, посадили в бокс-контейнер и куда - то повезли. Мы ехали долго. Сначала поездом, потом машиной и вот, наконец-то ,....Ура! Дверца бокса открылась и меня выпустили на улицу. Но что это??? Вокруг всё было чужим. Чужой двор, чужой воздух, чужой снег и мама Рута.... Тоже какая-то чужая! Нет, нет! Внешне это была та самая, моя любимая, мама Рута, но почему-то она вдруг стала говорить на непонятном мне, чужом,  языке! Я ничего не понимал! Из всего что она говорила я понимал только одно слово "Pjeras". Она говорила обо мне с какой-то женщиной. Услышав "Pjeras", я радостно вилял хвостом и подпрыгивал.

Потом мы пошли в дом. И тут я понял, мы приехали в гости! В гостях мне понравилось.  Мне дали новые игрушки и постоянно баловали собачьими галетами.

Только мама Рута почему то была грустная и задумчивая. Может быть она огорчилась, что я слишком быстро расправился с резиновым динозавриком, которого мне подарили? Или её огорчил цветочный горшок, который я случайно уронил? Но вскоре я перестал думать об этом. Ведь вокруг было столько интересного! Я увлёкся. Резиновые колечки, мячики, динозаврик....Но детские игры коротки и, наигравшись, я огляделся вокруг.

       Было тихо и вдруг я  понял, что мамы Руты рядом нет! Нет бокса-контейнера, в котором я приехал в гости, нет и той женщины, которая кормила меня галетами. Только мужчина, которого сегодня я увидел впервые. Он присел на корточки, начал гладить меня по голове, и что-то говорил на непонятном мне языке.  Я испугался! Я кинулся искать и звать маму Руту, но тщетно. Её нигде небыло. Я сел у входной двери и громко заплакал.  Я плакал долго и очень горько. Я звал и звал маму Руту, но она не приходила! Мужчина старался меня успокоить, гладил, угощал сластями, но мне всё это было уже не нужно. Ведь рядом небыло мамы Руты! Вскоре пришла женщина и тоже начала меня успокаивать. Потом она надела на меня ошейник и мы пошли на улицу. Я метался, рвался, скулил, искал свою маму Руту по всему двору...

Но мамы Руты я не находил....

  Вскоре я успокоился и понял, что теперь мужчина и женщина моя новая семья. Теперь, как и у многих моих собратьев, у меня есть свой дом и любящие хозяева, которым, когда-то, я мечтал отдать свою любовь и преданность.

 

В новой семье

И опять побежали дни... Я привыкал к новым хозяевам, к новым словам, к новым порядкам. Оказалось, что совсем не плохо быть единственным "ребёнком" в семье! В моём распоряжении была вся квартира, море игрушек, сытный кусок мяса и, конечно же, любящие хозяева, которые во мне души не чаяли.

  Я продолжал расти, хорошеть и набираться уму разуму.

Надо отдать должное моим хозяевам, у них было просто ангельское терпение! Ведь выдержать всё, что я творил в период своего отрочества, смог бы не каждый. За период своего собачьего становления я сгрыз тапочки и кроссовки хозяйки, сапоги хозяина. Разгрыз на мелкие кусочки резиновый коврик, лежащий при входе в квартиру.  Чуть позже я сгрыз и линнолиум. Я добрался до косяка входной двери и превратил его в кучу из опилок, цементной пыли и рваной ваты. От меня пострадали обе входные двери! Когда приходила хозяйка я радостно встречал её щедро обсыпанный опилками от дверного косяка, увешанный кусками ваты и обрывками дверной обивки. Если бы я мог говорить,  я бы сказал ей :"Посмотри, как я по тебе скучал! Наконец-то ты пришла!"

    Но хозяйка почему-то хмурилась, потом ругалась и грозилась отправить меня обратно в Литву.... Пешком... Затем она молча брала веник и начинала убирать то, что я с таким энтузиазмом "наваял". А я наблюдал за этим, выглядывая из-за двери хозяйской спальни.

 

 

.Нет, я с радостью навестил бы свой родной дом! Поиграл бы с сёстрами, с мамой Диантой, с маленькими йорками. Я с радостью лизнул бы маму Руту и обрадовался бы встрече с её семьёй. Но идти в Литву пешком....? Мне не хотелось.

Поэтому, хотел я или нет, но мне пришлось учиться вести себя достойно даже в отсутствие хозяев.

ЮНОСТЬ